Таинство соборования

Таинство соборования

Таинство Соборования или Елеосвящения – одно из семи таинств Православной Церкви. Название таинства эти богослужебные обряды и чинопоследования получили благодаря тому, что были установлены Самим Христом либо Его апостолами. То есть это основание и фундамент нашего вероучения и связи с Самим Богом.

В таинствах Божественная сила, она же благодать, изливается таинственным и непостижимым для нас образом на верующего преизобильно. Столько, сколько сам верующий способен в себя вместить. Через таинства мы освящаемся и получаем необходимую духовную связь со Христом, что необходимо для освобождения нашей немощной души от греховного рабства. Проще говоря, таинства необходимы как духовное лекарство для борьбы с духовными болезнями. Сам же дух влияет и на жизнь всего тела. Таким образом, нельзя быть христианином и не приступать к таинствам, преподать которые может только Христова Церковь через священника, который исполняет это служение как и древние апостолы и все те, которых апостолы поставили и благословили на это святое дело.
Жизнь человека начинается с таинства Крещения и Миропомазания, которыми она освящается и приобретает небесный вектор. Затем человек приступает к таинству Евхаристии или Причащения Тела и Крови Христовых. Это таинство есть средоточие всей духовной жизни и вместе с таинством Покаяния как два крыла у христианина для восхождения в горний мир. Таинство Брака для тех, кто создает семью. Таинство Священства для тех, кто посвящает свою жизнь служению Богу и становится Ему соработником в деле спасения людей. Таинство Соборования же для тех, кто с верой молит Бога об исцелении. Называется соборованием оно потому, что по древнему обычаю к страждущему приходило семь священников, каждый из которых читал над ним Священное Писание, особые молитвы и помазывал члены его тела освященным елеем с вином, моля Господа о прощении грехов страждущего и его исцелении. Священники были ходатаями пред Богом за болящего, от которого требовались лишь вера, молитва и покаяние. Так было в древности. Сейчас же в большинстве случаев верующие приходят в храм сами. Немощи наши теперь в основном духовные. И помазанием освященного елея мы как бы просим освятить наши органы чувств и наши мысли, и все тело для богоугодной жизни. Еще есть распространенная вера в то, что таинство Соборования очищает от забытых и нераскаянных грехов. И само таинство в наше время проводится почти всегда одним священником. Теперь соборность, то есть собрание, не священников, а верующих, которые присутствуют на самом чинопоследовании таинства.
Пожалуй, Соборование единственное таинство, которое со временем так видоизменилось и даже потеряло свое первоначальное значение. В наше время Соборование совершается в храмах во время поста, особенно Великого. И связано оно с покаянными чувствами верующих и особо умилительным чинопоследованием, во время которого люди стоят со свечами в руках. Приходится и потерпеть, ведь масло наносится обильно на тело, да еще и целых семь раз. С храма люди выходят с легким сердцем и чувством полноценности церковной жизни, ведь на Соборование случайные люди не ходят. Вот только понимаем ли мы, что мы только что у Бога просили? Или что вообще сейчас произошло?
Как легко к самым важным вещам утратить живой интерес. К примеру, в браке, где люди живут со временем как по инерции, не проявляя реального интереса друг к другу. Или к собственным детям, когда свою заботу о них пытаются выразить деньгами и вещами. Или же на работе, где все превращается в ожидание зарплаты и отпуска. Вся жизнь может превратиться так в однообразную и скучную рутину, где уже ничто не может тронуть сердце. Настоящая же жизнь это и есть борьба за живость сердца. Без этого все теряет смысл. И мы лишь кажемся, но не живем этим на самом деле. В душе пустота и сердце глухо. Наступает смертельное безразличие. Конечно, тех, кто ходит в храм, а тем более исповедуется и причащается, это касается в меньшей степени. У них есть иммунитет от этой хвори. Но не все так просто. Просто посещая храм, исповедуясь и причащаясь еще не значит, что человек уже получил небесную прописку. Даже если он считает себя праведником и молитвенником. Вернее особенно, если он считает себя праведником и молитвенником. Апостол Павел писал, что может и чудеса совершать и быть великим почетным праведником, но если нет в нем любви, то он ничто, просто медь звенящая. Мы же любовь оставляем где-то на периферии жизни, а самым важным становится исполнение предписаний. Надо окончить школу – окончил. Надо помочь родителям – помог. Надо завести друзей – завел. Надо получить специальность – получил. Надо завести семью – завел. Надо родить детей – ладно уж, родил. Надо теперь содержать семью – куда деваться, содержишь. Надо работать – работаешь. Надо что-то для души – нашел увлечение. Мало – узнал о Боге, поверил, стал ходить в храм, даже исповедоваться и причащаться. Все пристойно, прилично, чинно, хорошо. Ты пример для подражания, уважаемый человек. Еще и на вечную жизнь надеешься. И это в самом лучшем случае. Только где в этой жизни «так надо» сам человек, его сердце? Где борьба с самим собой за возможность любить? Где искренность и живая вера? Где стремление, оставив все последовать за Христом? В лучшем случае это оживает в нас на малое время, а затем снова теряется в суете жизни. Мы так цепляемся за земное благополучие, что все остальное становится приложением. При этом помогать и заботиться о других мы не умеем. Да и не хотим. Слова Христа используются в нужном контексте и совесть успокаивается. Вот только Бог нас не оставляет и пытается достучаться до нашего черствого сердца всеми способами и средствами. Лишь бы человек пробудился от духовной спячки.
В таинстве Соборования, как и во всем, необходима живая вера и пламенная молитва человека о своем исцелении. Если есть телесный недуг – о нем, если телесного нет, то о духовном, которых у нас предостаточно. Это наши греховные страсти, что приносят нам страдания и отделяют от Бога. Это и пьянство, и блуд, и гордость, и осуждение, и зависть, и гнев, и чревоугодие, даже маловерие и боязливость. И много еще чего. Этот клубок самому никогда не распутать в своей душе, если не молить Бога о помощи. И постепенно страсти будут побеждаться силой Божественной любви. И сам человек должен учиться и стремиться любить и совершать дела любви и милосердия. Вот это истинно христианская жизнь. Здесь Господь становится средоточием всей жизни. И только тогда человек научится не замыкаться на себе, а в каждом видеть близкого. Само собой, что те, кто высоко мнит о себе, могут даже и не пытаться о чем-то просить Бога. Как сказал Христос, они уже получают свою награду здесь на земле.
Что касается прощения забытых грехов. Надо понимать, что если человек что-то забыл, значит это не особо его волнует. Если же забыл намеренно, то кого он собрался обмануть? Или если не сказал на исповеди из-за страха или ложного стыда, то это тем более грех. Тогда это и покаянием не называется. Раз человек не каялся, то какое же прощение грехов? Необходима честность и смелость и искреннее намерение исправиться для настоящего покаяния. Если этого нет, то и тысяча соборований не поможет. И не надо себя обманывать. Нет никакого «автоматического» или магического действия Божественной благодати у христиан. Отстоял обряд, сделал положенное, купил свечей и будь добр, Господь, чтобы все было у меня хорошо. И если не так, то за что мне, я же хороший. Смешно же. Такое только у язычников. Церковь Христова Богом не торгует. Только лишь дает возможность с Ним соприкоснуться. И учит, как это делать. Все остальное зависит уже от нас самих. И если каждый из нас приравняет себя к блудному сыну и с покаянием придет к Отцу, то радости нашей не будет конца во веки веков. И забудем мы все свои печали. Всякий страх уйдет и останется только любовь.